Глава 1. Встреча

Все описываемые события вымышлены, любые совпадения мест, имён и фамилий случайны.

А боги смеялись всё утро и вечер-

Смешила их фраза: «Случайная встреча».

Ирена Буланова

Сегодня вечером я думаю про него. Про того своего давнего  любимого и, надеюсь, любящего мужчину.  Звёзды так легли, или боги распорядились, что нам было суждено встретиться. Абсолютно случайная встреча очень-очень далёких людей…

Про это надо писать иначе я забуду. Я просто совсем забуду, что это было со мной и с ним. И память сотрёт все события. И забудется, что такое было. Ведь сейчас я почти уже не помню его рук, его глаз, его улыбки… Нет, улыбку помню, и даже вижу,  чувствую её, когда он теперь говорит со мной по телефону.

Сколько прошло со дня нашей последней встречи?

Больше десяти лет.

Сколько я знаю этого человека?

26 июня 2016 года исполнилось 22 года со дня нашего знакомства.

Сколько дней мы провели вместе?

24 дня за 20 с лишним лет: 12 дней в 1994 году, когда познакомились; 5 дней в 1995 году, когда он приезжал в наш город; 7 дней, когда я ездила к нему на Дальний Восток в 2006-ом.

И как такое может быть, что всё это время я люблю этого человека больше жизни, прощаю ему всё, думаю о нём каждый день, засыпаю и просыпаю с его именем? И как такое может быть, что он всё это время помнит обо мне, находит меня, где бы я не была, и «выносит мозг» своими звонками, чтобы я не смела забыть о том, что он есть, что он помнит и думает обо мне, что ему просто необходимо знать что со мной происходит. Неважно, где я и с кем живу. Неважно, что со мной происходит. Самое главное, что я есть, и какое это безумное сумасшествие, что я не рядом. Не рядом с ним. Он не понимает почему, и уже несколько лет просто радуется, как ребёнок, моему голосу, и сходит с ума от бешенства, когда я говорю, что не приеду.

Зачем это надо мне? Эти чувства возвращают мне меня. Они напоминают мне, кто я такая, кем я была, кем стала. Откуда началась и к чему стремлюсь. Они не позволяют мне сломаться, когда всё плохо. Они вытаскивают из небытия мою душу, когда она умирает под давлением рутины и пустоты обыденности.

Да, это любовь. Это любовь всей моей жизни. Этот человек близкий и далёкий одновременно. Без которого я не могу. И мне больно и невозможно представить, что будет, если он уйдёт раньше меня. Сейчас мне кажется, что настало время, когда дорога каждая минута, и надо ускорять бег, чтоб, наконец, оказаться вместе. Потому что звёзды так встали. Потому что порядок в жизни наступит только тогда, когда мы будем вместе. Перестанет болеть сердце.  Будет спокойно и хорошо, потому что я могу соединиться со своей половинкой, с человеком, который предназначен мне судьбой.

Почему-то я знаю, что он думает так же. Много лет мы пытались доказать себе, доказать друг другу, что так не бывает, что в жизни всё гораздо сложнее. Мы теряли время и делали несчастными людей, которых встречали, потому что дать любви им не могли. Ведь к тому времени мы уже отдали свои сердца и любовь друг другу. Я не знаю, как это может быть против воли.

Воля  и мозг много лет сопротивлялись, мы отдавали себя своим близким, а сердца против этой самой воли и разума были отданы друг другу. Так бывает, и с этим невозможно ничего сделать. Разумом это не осознать и не победить.

И сейчас я себе разрешаю вспоминать, о том, что было. Я разрешаю себе думать о нем.  Потому что это даёт мне силы, наполняет смыслом, радостью и счастьем мою жизнь. Я себе разрешаю стремиться к нему. Я не хочу больше с этим бороться. Я отпускаю эту ситуацию, и мне становится легко. Моя душа, как воздушный шарик, устремляется ввысь и радостно летит туда, где живёт он, его душа. И почему-то мне кажется, что они, наши души, где-то там, далеко-далеко, встречаются, и им хорошо вместе…

Итак, я решила всё вспомнить и записать. Как это было. Это моя тайна. И я не хочу её носить в себе. Я боюсь забыть. Всё стирается в памяти, искажается в кривом зеркале времени. Я хочу это сохранить. Для себя. Для своей души. Для своего сердца. Чтобы не ругать себя за ошибки и не мучиться в сомнениях из-за тоски глупого сердца. Хотя, сердце неглупое, оно всё знает и не умеет врать. Я хочу записать всё, что помню, чтобы мой мозг не смог меня обмануть и не убил мои чувства, которые дают мне лёгкость, счастье, любовь и надежду.

Это случилось 26 июля 1994 года. Последним июньским воскресным днём, когда в России отмечают День молодёжи. Мне было 23 года, я была уже замужем и имела двоих дочерей: одной было 4 года, а второй почти исполнилось два. Жила я тогда в одном из сибирских посёлков даже не городского типа.

А в областной центр меня занесло, потому что я поступила на заочное отделение психологического факультета педагогического института. У меня шла установочная сессия. Семья моя была за 600 км к северу от столицы Сибири, дома, в рабочем посёлке. А я наслаждалась летом, молодостью, отчасти свободой и новой студенческой жизнью.

В тот день я договорилась погулять по набережной великой сибирской реки — бульвару Гагарина, с моей давней «задушевной» подругой, которую я накануне встретила в административном корпусе института. С Машкой мы познакомились пять лет назад на «абитуре» в госуниверситете. Нас связывало с ней уже тогда много разных приключений. Об этом, наверное, стоит написать отдельную повесть, но я постараюсь вставить подробности и в это повествование, тем более, что с этой дамой жизнь меня сведёт ещё не раз, и всегда эти встречи будут поворотными в моей судьбе.

А в тот день мы встретились на остановке у политеха, чтобы погулять, поболтать, рассказать друг другу о новостях, которые накопились за пять лет. Правда до встречи с ней я встречалась с одноклассником брата, которому надо было принести магнитофонные кассеты из моего общежития, а я их забыла. Время поджимало, Мария была на высоченных каблуках, а идти до корпуса общаги, где я жила, было далековато – метров 800, да ещё и не по асфальту, а через два студенческих стадиона без привычного сейчас покрытия, проще сказать, через два неокультуренных футбольных поля: по тропинке, вниз под горку. А назад в эту горку, опять-таки, карабкаться по скользкому от вчерашнего дождика склону.

Короче Машка, устроилась на  трибуне верхнего стадиона, а я понеслась в своих спортивных туфлях и коротенькой джинсовой юбке в общагу через эти два спортивных сооружения, на которых, между прочим, активно шёл тренировочный процесс, и куча симпатичных молодых людей бегали, прыгали, играли в футбол и волейбол, демонстрируя загорелые руки и ноги, бицепсы и трицепсы, силу, ловкость и молодой задор.

Среди них был и мой Аркаша. Вернее, тогда, я ещё понятия не имела, что он мой. Я была верной женой, приличной матерью, музыкальным руководителем в детском саду и вела в родной школе кружки мягкой игрушки и игры на гитаре. В этот день я перестала быть примерной, наверное, уже навсегда. Я просто стала собой.

О боже, сколько воспоминаний, какой пласт чувств они поднимают! И я вижу эту свежую июньскую зелень, умытый недавним дождиком студгородок, стадионы политеха. По беговой дорожке одного из них настойчиво нарезает круги бегун, которого я здесь замечаю уже не в первый раз. Он явно старше наш с Машкой, поэтому особого интереса, вроде как, не представляет.

Она усаживается на лавочку у стадиона, а я стремительно несусь вниз к общаге. Иногда оглядываюсь и вижу, как она манерно, изображая из себя томную светскую львицу, гладит свои уставшие от каблуков ноги, вытягивая и поднимая их поочередно вверх. Юбка  у нее узкая и короткая, приходиться подвинуть её выше, чтобы расправить и помассировать уставшие голени. У меня эта манерность вызывает лёгкое раздражение, где-то задним умом, я понимаю, что это спектакль, рассчитанный на спортсменов на стадионе.

— И какого лешего она вообще напялила каблуки, гулять по набережной в них долго не сможет — думала я, — мы будем без конца присаживаться и отдыхать, хотя договаривались пройти вдоль и поперёк все знакомые с юности места.

Собственно говоря, именно для этого я надела обычную джинсовую юбку и новенькие лёгкие спортивные туфли на плоской подошве. Прокручивая всё это в голове, неслась вниз за кассетами — одноклассник брата ждал на остановке. Машка задирала юбку на стадионе. Моя задача была быстрее решить все проблемы: освободить народ от ожидания, чтоб оказаться наконец-то в любимом месте, наслаждаясь воскресным днём, видами города, ветерком с реки и болтовнёй с «задушевной» подругой.

На обратном пути я нашла Машу в компании того самого взрослого бегуна. Они стояли на тропинке, ведущей от стадиона к остановке, в скверике за политехом, и мирно беседовали. Тысячи раз я потом проходила по этому месту в разные времена года, я изучила там каждый камушек, каждую выбоину на дорожке, каждый кустик и деревце. Для меня, наверное, на всю жизнь это место останется самым магическим.

ashampoo_snap_2015-07-04_23h26m28s_001_

— Марин, знакомься, это Аркадий, — представила мне его Мария. Он не хочет сейчас прерывать свой тренировочный процесс, чтобы прогуляться с нами. Но приглашает встретиться  у стадиона «Труд» в пять часов вечера. Как думаешь, согласиться?

— Тебя уже и на 15 минут оставить нельзя, — в шутку рассердилась я, — ты успела и отдохнуть, и свидание назначить?

-Ну вот и договорились, — сказал мужчина, не отрывая заинтересованного взгляд от Марии, — было очень приятно познакомиться с такими очаровательными девушками, до встречи, Мэри.  Я могу взять с собой друга, чтобы ваша подруга не скучала.

-О нет, спасибо, — быстро нашлась я, — пожалуй, не стоит, у меня дела вечером, я не смогу составить вам компанию.

Дел у меня не было, но я была замужняя дама. А у Машки с парнями как-то не клеилось. Может это свидание будет удачным, она найдёт своё счастье и остепениться?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.